January 16th, 2017

taki_net: (Default)
Monday, January 16th, 2017 08:52 am
Зловещим Вопросом (ЗВ) я называю больную для советских историков, учителей и замполитов тему "временных поражений Красной Армии в 1941 году".

Проблема советской историографии (в значительной мере унаследованная российской) - необходимость хвалить всех за все. Бойцов за героизм. Полководцев за гениальность. Конструкторов за лучшие в мире образцы оружия, причем всех видов. Производственников - за огромный выпуск этого бара вундерваффе.

Оппа. Вот и и проблема. Если храбрые бойцы, ведомые обученными командирами, вооруженные до зубов первоклассным оружием, встречают врага и... отступают до Волги, оставляя горы убитых и поля пленных, то вот и Зловещий Вопрос. Прямо тогда, в 41-м, была выдвинута концепция "внезапности нападения". В принципе, достигнутая врагом внезапность, а также такой ее затянувшийся эффект - это "двойка" командованию всех уровней. То есть, уже как минимум с "мудрым руководством армией" есть проблемы. В ситуации, когда всякого задающего лишние вопросы можно просто расстрелять - вопросы удавалось закрыть, но по мере либерализации СССР они всплывали снова и снова.

Для организации жизни и власти в СССР показательно, что ответственность за катастрофу было невозможно возложить ни на одну из властных клик ("мафий"), имеющих наследников в текущей реальности:
- партию (госруководство)
- армию (командование, героизм личного состава)
- промышленность и науку (количество и качество вооружений).

В результате, при всех сантиментах советских вождей к Сталину, приходилось вешать всех собак на него: проворонил внезапность, репрессировал полководцев и промышленников.

Кстати, еще более показательно, что все те же самые институции СССР точно так же защищены от критики в РФ, и если понятно, почему нельзя критиковать партию и государство (РФ - наследница), то почему нельзя сказать, что неэффективная (ведь она официально считается неэффективной!) промышленность СССР не смогла поставить армии должное количество оружия приемлемого качества? Но нет, по-видимому, нынешний ВПК воспринимает себя наследников Наркомата Вооружений и имеет власть не допустить "клеветы".

Гениальный ответ на ЗВ придумал на рубеже веков популярный российский фольк-хисторик Второй Мировой Алексей Исаев. Все гениальное просто, прост и его ответ на вопрос, почему Вермахт в 1941 победил РККА: потому.

Для особо пытливых Исаев поясняет: потому что Вермахт был сильнее. На этом объяснении и следует остановиться, так как оно неуязвимо для критики и совершенно доказуемо: действительно, раз Вермахт в пух и прах разгромил РККА в 1941 году, он был сильнее. Возражения есть?

Исаев делает ошибку и начинает идти на уступки любителям детальных объяснений, выдвигает идиотские концепции, согласно которым немецкая танковая дивизия с малым числом танков сильна именно отсутствием танков; но по существу он прав: более богатая и "культурная" страна смогла создать армию, превосходившую противника почти на всех уровнях - выучке и мотивированности солдата (на 1000 актов беззаветного героизма красноармейцев приходятся миллионы сдавшихся в плен без боя, сравните хотя бы с числом сдавшихся в Сталинграде), подготовке офицеров и генералов, качестве оружия. Только по одному параметру - валовой массе оружия - РККА превосходил неприятеля, и одного этого фактора не хватило.

Алексей Исаев недаром занимает негласный "трон" одного из ведущих фольк-хисториков: своей гениальной концепцией он практически закрыл (я утверждаю это без шуток) пресловутый 60-летнего возраста Зловещий Вопрос...

... И немедленно открыл новый. Вермахт был сильнее РККА - в этом причина тактических катастроф и стратегических неудач советской стороны. ОК. Но Вермахт вообще был сильнейшей армией мира на всех уровнях, он, безусловно, был сильнее Британской армии, Французской, Американской (тут я именно об Армии, а не о совокупности Вооруженных Сил: Флот любой из англосаксонских держав был неизмеримо сильнее немецкого, но флот при всем желании не мог взять Берлин). Однако, США, Франция, Британия выиграли Вторую Мировую войну, достигли всех ее целей, причем Британия и Франция - понеся потери в разы меньше, чем в Первую мировую. То есть, чтобы выигрывать войны, да еще и малой кровью, иметь самую сильную армию в мире не обязательно (хотя просто сильную - надо). Как? Ответ довольно очевиден, но лежит на другом уровне, чем тактика и армейская стратегия, на уровне Большой стратегии и политики: надо иметь подходящую конфигурацию союзов. А именно, как показал опыт Первой мировой (а Вторая мировая вовсе не "совсем другая война", это скорее как раз "война-продолжение"), для России ультимативно важным является сохранение Франции как действующего союзника. В Первую мировую Россия ради этого пошла на жертвенное наступление в августе 1914 на Восточную Пруссию - и не прогадала. Спася Францию сравнительно малой жертвой, она обеспечила ситуацию, в которой немцы всю войну держали на Востоке 1/8 войск, а большую и лучшую часть - на Западе.

... К 1941 году гениальное советское руководство страной - ее политикой, ее союзами - вывело из войны Францию и оставило Россию наедине не с 1/8 германской армии, а перед всеми 8/8. Да, буквально чудом и не благодаря, а вопреки политике Кремля у страны остался все же заморский союзник (а со временем и два). Но между Британией и Францией как союзником России есть фундаментальная разница: Ла-Манш одинаково хорошо защищает обоих противников. Вермахт точно так же может не бояться внезапного удара англичан и спокойно перебрасывать все силы на Восток. С другой стороны, и англичане могут ждать. Партнерство с Россией для них важно, но не суперважно. Помощь восточному союзнику может оказываться по остаточному принципу - лишь бы он не исчез с карты окончательно (в отличие от России и Франции, взаимно заинтересованных в процветании друг друга).

Среди фолкхистлориков-оправдывателей СССР и Сталина есть тенденция в защиту Пакта Молотоа-Риббентроппа приводить разные моральные соображения в стиле "Мариванна, он первый начал". Дескать, а вот Запад в Мюнхене... Уважаемые, наплевать сто раз, морально ли было поставить подножку Франции в августе 1939. Это было хуже чем преступление, это было ошибкой: поставив подпись под ПМР, Молотов и Сталин ГАРАНТИРОВАЛИ катастрофу 41 года, от последствий которой страна не оправилась до сих пор и, видимо, уже и не оправится. Просто потому, что сохранение Франции в качестве действующего военного противника было абсолютной военной необходимостью для России. Даже не ахти какие царские министры и генералы это понимали, а красные дегенераты - нет. Как и их нынешние наследники.
taki_net: (Default)
Monday, January 16th, 2017 10:55 pm
Это, на самом деле, фатальная проблема - массовое нежелание русских людей видеть специфические ("шкурные") интересы России и таковыми их осознавать. Россия никогда не преследует шкурных интересов, ее ценности - общечеловеческие ценности. И наоборот, все выступающие против интересов России - выступают против интересов человечества (культуры, белой расы, нужное добавить).

Это с изумлением узнают украинцы и другие бывшие соседи по коммуналке. Что русский искренне не понимает, что его собеседники искренне не понимают, почему ОУН(б) ("бандеровцы") звери, нацисты и нелюди? Нет, ну понятно, что они были против тогдашних интересов российского государства, а ваши герои, которым всюду памятники, были за, иначе бы им памятники не поставили, правда? Вот и отлично, разница интересов зафиксирована, давайте договариваться. И фигеют от офигения россиянина, который в свою очередь не понимает, какие договоры у Добра со Злом?

Так вот, такая же фигня в точности вовсе не только с украинцами и белорусами, казахами и грузинами, но и с немцами или американцами. У меня на глазах баба - характерная пенсионерка госслужбы - в Праге в разговоре с чехом билась в истерике, когда тот недостаточно быстро понимал ее инструкции, как обустроить Чехию от цыган и беженцев. Он даже принимал рекомендации, но не понимал пафоса борьбы за Правду.