Monday, August 14th, 2017 07:03 pm
Вынесу-ка из комментов.

Если всерьез, то нет, осенью 43 война не была выиграна. Она только с большой вероятностью уже не могла быть проиграна (хотя и это спорно - при внезапном сепаратном мире вермахт, несомненно, остановил бы РККА, и половина Украины, вся Белоруссия, Крым, Прибалтика, Псковская область и половина Ленинградской - остались бы под оккупацией; хотя сегодня мы знаем, что это невероятный сценарий, но и Сталин его опасался, и сталинисты непрерывно ноют о том, что он висел дамокловым мечом).

Война была выиграна в середине 1944 года, после Оверлорда. Только в 3 квартале 1944 года ОТНОСИТЕЛЬНЫЕ потери вермахта (то есть, доля потерь к призывному контингенту Германии) ВПЕРВЫЕ превысили такой же показатель РККА. Иными словами, до июня 1944 года СССР расходовал призывной контингент БЫСТРЕЕ, чем Германия. Это почти незамеченный факт, укрытый за двумя мифами: (1) о необъятности русских ЛЮДСКИХ ресурсов; (2) о том, что "малолюдная" Германия всяко израсходовали людей быстрее - см. любимые совесткими людьми кадры 15-летних фольксштурмовцев.

Между тем, это уравнение выведено на основе РОССИЙСКИХ (Кривошеев) данных о потерях, вероятно, значительно заниженных (возможно, почти вдвое). То есть, СССР постепенно проигрывал ("виртуальную", т.н. один на один с Германией) войну и в 1941, и в 1942, и 1943 году, возможно, и большую часть 1944. Понятно, что иссякание призывного контингента не означает именно поражение, но оно означает. в некоторый момент, утрату способности вести наступательные операции.

PS Ссылка на пост, в котором впервые выполнен этот подсчет - напоминаю, на основе ЗАНИЖЕННЫХ данных о потерях РККА: http://fat-yankey.livejournal.com/33040.html
Monday, August 14th, 2017 07:20 pm (UTC)
А как повлиял бы сепаратный мир на востоке после Оверлорда?
(Anonymous)
Thursday, August 17th, 2017 02:38 pm (UTC)
Вы как бы забыли, что Оверлорд стал возможен лишь благодаря потерям, которые немцы понесли на Вост фронте. О чем пишет, напр, американский историк Дж. Найп:

"3 Года войны с Советами обескровили Германию и истощили ее людские ресурсы. Потери 1941-43 сыграли важную роль в войне на Западе, потому что число дивизий, которые Гитлер мог держать во Франции было значительно сокращено из-за нужд Восточного фронта.

Потери германской армии в России (...) не позволили немцам держать более 50 дивизий на Западе (...) Во Франции, Бельгии и Голландии имелось 53 немецких дивизий, из которых 7 были учебными и не имели боевой значимости. Среди прочих, 15 были стационарны, т к не имели транспорта, и были частично укомплектованы польскими, украинскими и русскими рекрутами сомнительного качества, и 20 были новыми дивизиями, сформированными из резервистов-перестарков, персонала Люфтваффе, и остатков частей, разбитых в России. Только 4 пехотных дивизии имели боевой опыт как цельные боевые части, и все 4 понесли тяжелые потери в России и находились в стадии доукомплектования. Имелось 3 парашютно-десантных дивизии хорошего качества1, и 11 танковых и моторизованных (панцергренадерских) дивизий. Из их числа 3 дивизии были вновь сформированными, и никогда не участвовали в бою как одно целое. Остальные 8 восстанавливались после тяжелых потерь, понесенных в России в конце 43го-начале 44го (...)

Таким образом, британские и американские армии, высадившиеся во Франции почти через год после сражений под Курском, Богодуховым и на Миусе, напрямую выйграли от жертв, на которые пошла русская армия в предыдущие 3 года...Тактическое превосходство, однако, само по себя не являлось планом достижения оперативного или стратегичесого успеха в войне с противником, готовым жертвовать людьми и территорией чтобы выйграть время, пока истощение противника и улучшение структуры и качества управления его армии начнут играть свою роль. Поражение Германии в России являются чистой иллюстрацией именно этого факта. Совершенно несомненно, что русская армия значительно улучшилась за время войны. Однако, это улучшение (...) не стало решающим фактором для победы. В сущности, решающую роль сыграло численное преимущество в людях и механизмах, и способность русских продолжать драться даже после тяжелейших потерь. Война была проиграна Германией еще до того, как улучшение русской армии достигло той точки, когда ее главные наступательные единицы, танковые и механизированные корпуса, сравнялись или превзошли немецкие танковые части..."